«Нас обманули, расходимся»: после первых интервью Бари Алибасова заподозрили в мистификации и розыгрыше

472

После двухнедельной комы Бари Алибасова выписали из реанимационного отделения института имени Склифосовского. Продюсер вернулся в стены родной квартиры, самостоятельно передвигается и уже дает интервью представителям медиа. Как говорят близкие родственники Бари Каримовича, медики рекомендовали ему придерживаться строгой диеты, исключить из рациона острую, грубую пищу и наблюдаться у гастроэнтеролога по месту жительства. Поклонники рады, что Алибасов восстанавливает здоровье. И все же некоторые особенности его поведения наводят на мысль о мистификации.

Выписавшись из больницы, Бари Каримович принял у себя в гостях съемочную группу программы Андрея Малахова «Прямой эфир». Оказалось, что рядом с ним нет Лидии Федосеевой-Шукшиной, которая проходит реабилитацию в клинике после стресса, связанного с болезнью супруга. Алибасов подробно рассказал о том, что произошло в тот злополучный день. Продюсер прибирался в квартире, захотел пить и случайно отхлебнул из бутылочки ярко-оранжевого цвета. Он думал, что внутри находится апельсиновый сок, а там была токсичная жидкость для прочистки канализационных труб.

Advertisement
Loading...

В беседе с Малаховым Алибасов, который внешне выглядел вполне бодрым и здоровым, вдруг обнаружил признаки не вполне ясного сознания. Он стал рассказывать о быках, которые гнались за ним во время комы, и о событиях в Афганистане. Еще более странные вещи Бари Каримович поведал музыкальному обозревателю «МК» Артуру Гаспаряну. Он заявил, что его захватили в плен представители стран ОПЕК. «Меня избили, четвертовали. Техника, отточенная веками, даже тысячелетиями. Ты же понимаешь, это – арабы… Идет незаконная продажа нефти. Большая игра, у этой игры своя схема. Мне что-то подложили, и я улетел. Очнулся я в колымаге, которая куда-то катила, а я весь в этих ссадинах. Я практически ничего не могу рассказать, такие психоделические всполохи, хотя какие-то картинки видятся очень четко», – бессвязно рассказывал Бари Каримович журналисту.

Надо сказать, что вся эта история вызвала у публики много сомнений. С одной стороны, Алибасову поставили страшный диагноз – ожог пищевода 4-й степени. С другой стороны, после десяти дней пребывания в реанимации пациента не выписывают домой. Как минимум, несколько дней он должен находиться под наблюдением специалистов в лечебном учреждении. Злые языки припомнили, что новый пиар-директор продюсера Вадим Горжанкин ранее работал политтехнологом и организовал не одну скандальную историю. Вполне возможно, что Бари Каримович попросту разыграл общественность, чтобы отвлечь ее внимание от более серьезных вещей.

«После комы так шустро не ходят, при ожогах внутренних так не разговаривают, еще и один совсем дома, даже сиделки нет… А к концу программы уже у него блестели глаза с хитринкой, связно говорил», «Алибасов старался, старался, изображал спутанность сознания, но в итоге все равно прокололся: вдруг начал рассуждать логически и здраво. Пиар-компания?», «После ожога пищевода говорить нереально. Нас обманули, расходимся», «Мне кажется, это был передоз алкоголя. После кислотного ожога невозможно говорить нормальным голосом», – возмутились зрители программы «Прямой эфир».

5
Loading...